В оппозиции
17 мая 2021 г.
Репрессии властей должны натыкаться на сопротивление граждан
11 ФЕВРАЛЯ 2019, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН



По данным информационных агентств, в минувшее воскресенье Марш разгневанных матерей прошел более, чем в двух десятках российских городов. Наиболее массовые и заметные акции состоялись в Москве и Санкт-Петербурге, но люди стояли в пикетах и во Владимире, и в Орле, и в Ростове. В первой столице по бульварам от Новопушкинского сквера до Кропоткинской прошло около тысячи демонстрантов. Если в Москве полиция вела себя достаточно лояльно и спокойно (было задержано всего несколько человек, в основном, после провокаций прокремлевских активистов), то в Питере стражи порядка реагировали жестче. Однако в любом случае можно констатировать, что приказов на разгон манифестаций силовики десятого февраля очевидным образом не получали. Скорее даже наоборот – я стал свидетелем нескольких эпизодов, когда полицейские перекрывали проезжую часть, чтобы манифестанты могли беспрепятственно двигаться по заранее объявленному маршруту, и вели они себя при этом крайне вежливо и предупредительно.  А между тем, важно отметить, что акции в поддержку российских политзаключенных (прежде всего – Анастасии Шевченко, впервые в истории отечественного правосудия привлеченной в Ростове к уголовной ответственности «за участие в деятельности нежелательной организации»), уведомления на проведение которых были своевременно поданы в соответствующие городские службы, согласований так и не получили.



На первый взгляд, в действиях властей отсутствует какая бы то ни было логика. Ну, в самом деле – если вы изначально не собирались жестко разгонять несанкционированную акцию, то в чем был смысл ее запрещать? К чему создавать прецедент, ставящий под сомнение необходимость в принципе обращаться к властям за какими-то разрешениями? А зачем выспрашивать дозволения, если и так можно беспрепятственно и фактически без потерь осуществить запланированное? Оптимистичные предположения, что они уже якобы дрогнули и не решаются чересчур агрессивно реагировать на мирный уличный проест, оставим за скобками. Мне представляется, что дело все же в другом. Думаю, в данный момент власти заняты глубоким мониторингом общественных настроений в преддверии разрастания социально-экономического кризиса. И нынешняя их частичная «гуманизация» связана как раз с этим процессом. При этом отметим, что в целом по стране идет жесточайшая зачистка всего регионального оппозиционного актива, включающая в себя возбуждение уголовных дел по вроде бы «спящим» статьям. Тут, помимо уже упомянутого уголовного преследования Анастасии Шевченко, следует вспомнить и дело активиста «Солидарности» Вячеслава Егорова, который сидит в Коломне под домашним арестом по так называемой «дадинской статье» (многократные нарушения в ходе проведения уличных акций), и совсем свежую историю про возбуждение уголовного дела против псковской журналистки Светланы Прокопьевой за якобы имевшее место в одном из ее публичных выступлений «оправдание терроризма»…

ТАСС

Но, как бы на данном этапе ни развивались отношения власти и общества, мне кажется, важно помнить о том, что единственным эффективным ответом на репрессии силовиков остается массовый выход граждан на улицу. Только активизация и эскалация уличного протеста способна переломить ситуацию. Никаких других рычагов давления и инструментов влияния на власть у российского гражданского общества не осталось. Ни избавиться от них, ни хотя бы «принудить к миру» никаким иным способом уже не получится. Чем быстрее общество в целом и политическая оппозиция в частности осознает этот очевидный факт, согласует с ним свою стратегию, тем скорее наступит развязка и тем меньше будут потери…  

 
Фото: 1. Россия. Москва. 10.02.2019. Акция "Марш материнского гнева" в поддержку политзаключенных. Василий Петров    
2. Россия. Москва. 10.02.2019. Участники акции "Марш материнского гнева" в поддержку политзаключенных на Тверском бульваре. Сергей Фадеичев/ТАСС
3. Россия. Москва. 10.02.2019. Участник акции "Марш материнского гнева" в поддержку политзаключенных в Новопушкинском сквере. Сергей Фадеичев/ТАСС












  • Леонид Гозман: Они хотят, чтобы мы знали: даже если нас не забрали на митинге, всё равно нужно бояться, так как прийти за вами могут в течение всего года. 

  • ОВД-инфо: Мы публикуем неочищенные данные — с тем, чтобы люди скорее смогли найти информацию о своих близких. По состоянию на 27.04.21 11:33, задержано уже более 2041 человек

  • Abbas Gallyamov: Тот факт, что власти оказались вынуждены сменить тактику, скорее всего свидетельствует о том, что в борьбе за общественное мнение противники режима добились заметного прогресса.

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Рано радовались, господа экстремисты, враги народа и русофобы!
27 АПРЕЛЯ 2021 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Вечером 21 февраля после вполне массовой акции в защиту Алексея Навального, что прошла в центре Москвы, столица вздохнула с облегчением. Совершенно неожиданно для всех правоохранительные органы в этот день не лютовали – дубинками никого не избивали, в автозаки не запихивали, по отделам не развозили, протоколы задержаний не фальсифицировали. Большинство комментаторов связали мирное поведение силовиков с президентским Посланием Федеральному собранию. Дескать, Кремль не захотел омрачать торжественный день, а медийную повестку решил уберечь от вала информации о массовых задержаниях и столкновениях на столичных улицах.
Прямая речь
27 АПРЕЛЯ 2021
Леонид Гозман: Они хотят, чтобы мы знали: даже если нас не забрали на митинге, всё равно нужно бояться, так как прийти за вами могут в течение всего года. 
В СМИ
27 АПРЕЛЯ 2021
ОВД-инфо: Мы публикуем неочищенные данные — с тем, чтобы люди скорее смогли найти информацию о своих близких. По состоянию на 27.04.21 11:33, задержано уже более 2041 человек
В блогах
27 АПРЕЛЯ 2021
Abbas Gallyamov: Тот факт, что власти оказались вынуждены сменить тактику, скорее всего свидетельствует о том, что в борьбе за общественное мнение противники режима добились заметного прогресса.  
Преследование DOXA – это запрет будущего
16 АПРЕЛЯ 2021 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Скопинскому маньяку Мохову можно пользоваться интернетом, гулять, тусить в кафе, общаться с прессой. А журналистам студенческого журнала DOXA ничего этого делать нельзя. Так решил суд. Суд в данном случае просто оформил юридически ценностную структуру путинизма: маньяк – социально близкий, студенты и журналисты – опасные враги.  Редакторам журнала DOXA Владимиру Метелкину, Алле Гутниковой, Армену Арамяну и Наталье Тышкевич предъявили обвинения по ч. 2 ст. 151.2 УК РФ («склонение или иное вовлечение несовершеннолетнего в совершение противоправных действий»). 
Прямая речь
16 АПРЕЛЯ 2021
Леонид Гозман: Это атака не просто на журналистику, а на образованную молодёжь вообще. Фактически власти признают, что активные и образованные молодые люди – их враги.
В СМИ
16 АПРЕЛЯ 2021
Медуза: Ученые со всего мира выступили в поддержку сотрудников российского студенческого издания Doxa, обвиненных в вовлечении подростков в совершение противоправных действий.
В блогах
16 АПРЕЛЯ 2021
Catherina Gordeeva: Наблюдать, как взрослые трусливые люди некрасиво и подло закрывают молодым ребятам рты и ломают жизнь — очень стыдно. 
Российская власть берет заложников просто из подлости
30 МАРТА 2021 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувший понедельник директор ФБК Иван Жданов, ныне находящийся за пределами РФ, рассказал об уголовном деле против его шестидесятишестилетнего отца. В конце прошлой недели в доме Юрия Жданова в Ростове-на-Дону был произведен обыск, после которого его несколько часов допрашивали, потом закрыли на ночь в камере, а утром отвезли в суд и арестовали. Жданов-старший обвиняется в превышении должностных полномочий. Летом 2019 года он якобы незаконно выделил квартиру по договору социального найма. Вот, что об этом деле рассказывает его сын...
Прямая речь
30 МАРТА 2021
Николай Сванидзе: Теперь, начиная с оппозиционных активистов, начинается широкая зачистка общественного пространства. Все активисты рискуют не только собой, но и своими семьями.